Для Проснувшихся

Валентина Юрьевна Миронова

https://www.proza.ru/2019/12/31/793

Эта информация для Проснувшихся (а не считающих себя таковыми) взята из книги, чей автор Макс Фрай – «Полный НяпиZдинг». Москва: Издательство АСТ, 2018. 448с. – (Миры Макса Фрая).

Надо натянуть себя как лук. И стоять внутри себя – выпрямившись, прицелившись. И  стрелять (собой, из себя – стрелять). И сразу брать новую стрелу. Сразу, сразу, я говорю. А не полежав на внутреннем диване под диким, неразумным предлогом: «отдохнуть».

Осознанность – единственный ключ к свободе и одновременно сама обода в том виде, в каком она доступна человеку на этой земле. Взять её почти невозможно. Не взять её – величайшая растрата, какую только можно вообразить.

Потому что смысл человека в коммуникации с Духом. Иного смысла в нас нет.

И вот тут случается самое интересное. Когда художник по-честному отработал свой выход на пару с непостижимым Партнёром, созданный им объект искусства (в широчайшем смысле слова, в том числе, текст) становится для аудитории (поскольку мы живём не в идеальном мире, где всё устроено так, как мне хотелось бы, не для всей аудитории, а лишь для её подготовленной части) приглашением в магическую игру, входом в магическое пространство, откуда никто не уйдёт мёртвым.

А напротив, чуть более живым, чем прежде.

Те, кто полагается на чужое, авторитетное мнение, говоря шире, ищет внешние опоры,  непременно будут обмануты.

Далеко не всегда злонамеренно, далеко не всегда явно, но – будут.

Единственная внешняя опора, данная нам в ощущениях – дух. Он, уж извините, нисходит. Или обрушивается. Разными причудливыми способами. Чтобы укрепить внутреннюю опору в том, у кого она крепка. И разрушить внутреннюю опору в том, у кого она хлипкая.

В процессе обработки поступающей информации следует опираться не на фантазию (умение свободно оперировать усвоенными знаниями – чаще всего чужими), а на воображение (способность сознания принимать и вмещать в себя ещё непознанное и даже в принципе непознаваемое).

И те, кто не научится опираться на одну только внутреннюю правду, погибнут под лавиной лжи.

А кто научится, сделает немалую часть домашней работы, ради которой рождается на земле человек.

Утрата невинности (а впустить в себя страх – это и есть утрата невинности) совершенно необходима для того, чтобы потом к этой невинности вернуться осознанно, вопреки опыту и вообще всему. Ясно, что совершенно невозможно, ну так а зачем ещё мы здесь собрались?

Это прекрасное упражнение развивает прямые мышцы сознания и косые мышцы кармы.

Всё, что можно тут сделать, — стараться говорить на как можно более понятном как можно большему числу людей. и расшатывать эту их чёртову, им самим ненавистную картину мира, на поддержание которой уходят все силы – их и наши.

Богооставленность лечится только решением жить так, словно Бог никогда тебя не оставлял. И вообще никого. Верить не обязательно, обязательно знать. Ну или просто действовать так, словно мы знаем.

Потому что мы действительно знаем, даже если не осознаём. «Не осознаём» — это временное состояние, пройдёт.

Пока мы живём так, как будто Бог есть и с нами, он есть и с нами. Пока мы живём так, словно дух победил, он победил. Пока мы делаем ставку на бессмертие, мы бессмертны. Даже если в начальных условиях задачи это было не так.

Штука, конечно в том, что прошлое никогда не уходит без сопротивления. Особенно после того, как уже стало прошлым. Сопротивляться оно может яростно. Может даже утащить с собой в пропасть наступившее будущее, то есть нас всех. Но это не отменяет того простого факта, что мы уже есть. Точнее, что есть – только мы. А всё остальное – морок. Страшный,

смертельно опасный, но не имеющий никакого смысла. Не имеющей бессмертной составляющей. И ни малейшего шанса на продолжение.

Что-то вроде бесов, которые, по заверениям моих религиозных знакомых, толпами лезут на святых, уединившихся в пустыне для окончательного просветления. И приход их, по словам специалистов, означает правильное течение процесса.

Мирозданию в целом доверять можно и даже необходимо, но это вовсе не значит, что можно доверять людям. Это вообще разные опции. Из свинского человеческого поведения вовсе не следует, будто мир в целом «плох» и «зол». И что все люди подряд «плохи» и «злы» из этого тоже не следует. Но и считать их чуть ли не всех подряд «хорошими» тоже не нужно. В каждом новом случае нужно разбираться отдельно и заново. И учиться динамическому балансу, а не прочному утверждению в любой из позиций.

Наказаний не бывает, а бывают причинно-следственные связи. И это принципиально разные вещи. Это знание особенно пригодится лет в восемнадцать, когда прочитавшие по полторы эзотерических брошюры на рыло старшие товарищи будут кармой пугать. Которая тоже ни что иное как неочевидная человеческому уму совокупность причин и следствий, а не злая воля какой-нибудь неумолимой небесной училки.

Ни за что не надо «платить». В том смысле, что за минуты радости вовсе не надо «платить» минутами (а то и годами) горя-несчастья. Просто жизнь сама по себе – это череда перемен, изменяется вообще всё, иногда изменения нам нравятся, иногда нет. Но это естественный ход

вещей, а никакая не «плата» за что-то там прекрасное. Думать иначе – отравительство.

Потому что сила человеческого сознания столь велика, что если бы мы увидели её работу своими глазами, в штаны наложили бы все.

Подлинная жизнь сознания начинается с включения созидательной воли.

Направленной, для начала, на созидание себя. Далее – везде.

Можно ещё очень много говорить на эту тему, но лучше сразу заключить: значение имеют только ясность сознания и осознанность каждого поступка. А что становится для нас ключом к прояснению и осознанию – сливовый табак, капуста, телефонный звонок, молитва, запах, какой-нибудь привычный ритуал, тесное кольцо на пальце, заклинание, дружеская рука на плече, приступ боли, с детства знакомое стихотворение, выстрел, необходимость управлять автомобилем, ведро воды на голову, птичий крик – совершенно неважно. Лишь бы были такие ключи.

Хорошая новость, что потаённую часть собственного сознания можно выследить, как шпиона. Наблюдать, на что у нас силы есть, даже когда их нет совсем. Что вызывает хотя бы тень радости, хоть намёк на душевный отклик. И часто обнаруживается, что подобие радости

некоторые вещи вызывают даже в состоянии полного унылого говна. Что именно – всегда можно докопаться, если вы в принципе любите и умеете докапываться, разбираться, выслеживать.

Это одна из самых важных штук на свете – знать о себе, что мы НА САМОМ ДЕЛЕ любим. Часто это совсем простые вещи, которые, конечно, не способствуют созданию собственного ослепительно сложного образа во внутреннем зеркале, зато реально радуют. И могут стать отправными пунктами в походе за силой на все остальные дела.

Отступать некуда, позади Мировая Бездна. Поэтому хрен мы отступим. И именно поэтому всё будет хорошо.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии закрыты.